Универсальность психологической травмы

душа
О психологической травме, ее видах, степенях воздействия на личность и т.д. существует огромное количество информации.

Я читала научные, систематизированные тексты, когда искала ответы на свои вопросы. И, конечно, я читала разные учебники по психологии, психотерапии и даже психиатрии, когда училась на психолога.

Информацией о травме необходимо владеть хотя бы для того, чтобы иметь основу для самоанализа и иметь возможность оценить компетентность человека, который выбран для терапевтического процесса.

Но что отличает эти тексты от художественной литературы, где нарисован чей-то травматичный опыт или просто человеческих историй из интернета? Почему люди так упорно ищут ответы на свои внутренние вопросы, даже понимая структуру писхотравмы, в религии, эзотерике, различных сектах и культах? Я думаю, потому что понимание логики травмы не подводит нас к ее переработке. Осознание проблемы не приводит к ее разрешению. Более того, глубокое осознание только на уровне ума усиливает такие психзащиты, как рационализация и расщепление: человек дробит травму на куски и каждый из этих кусков рационализируется, благо клише и стереотипов в нашем уме предостаточно. И эти раздробленные куски никак потом не собираются в единую картину. И очень часто такой процесс может привести к инкапсуляции (закаменению, заморозке) травмы, уводя ее еще глубже в бессознательное.

Травму невозможно вылечить на уровне ума, травма исцеляется на уровне души. Это не уровень ментальных схем, это уровень чувств, эмоций, которые надо пережить. Пережить обязательно. И если какой-то из этапов переживания будет упущен, то нельзя говорить о полном исцелении.

Какой бы не был тип травмы, для ее переработки необходимы и работа ума, и работа души.
Исходя из своего личного, человеческого опыта могу сказать, что работа ума - это поиск информации, а работа души - это пропустить найденное через себя, изменившись, тем самым, навсегда. Можно назвать это перерождением, можно назвать развитием или еще как-то.
Психологи и психотерапевты часто пишут, что для проработки травмы всегда нужен Другой. Я согласна с этим утверждением, но с одним комментарием. Этот Другой - не всегда должен быть именно психотерапевтом (психологом). Это связано и с экономическим аспектом (не многие могут себе позволить длительную терапию), и уровнем подготовки специалистов (например, приходит женщина с проблемой в семейных отношениях и попадает в клише психолога, что в проблемах виноваты оба, а реальность такова, что женщина находится в отношениях с социально-адаптированным психопатом, которых не так уж и мало), и личностью самого человека (уровнем развития, готовностью к личностным изменением, его адаптационными способностями и т.д.).

Пережив сама несколько сильно травмирующих событий, когда читала научную литературу или попадала на прием к специалисту, я постоянно задавалась вопросом: "Что может знать этот человек, о том, что я чувствую, переживаю, который сам не прожил и 1000 доли того, что пришлось пережить мне?"
Психология, как наука, утверждает - не важно, что пережил специалист, важна сила его личности, способная вынести рассказ об опыте клиента. И уже эта способность Другого вынести травматичный опыт дает человеку понимание, что он тоже может справится с ситуацией. Наверное, это так и есть (меня учили тому, что это истина), но с другой стороны, думаю, что легко вынести то, что не прожил сам.

Самыми полезными лично для меня были материалы людей, переживших травму и справившихся с ней. От таких книг колотит, их читаешь кусками. На таких спектаклях ревешь так, что в антракте оттираешь размазанную тушь. После таких фильмов думаешь и "варишь" несколько дней. Это и есть процесс работы души - исцеляющее пропускание через себя. Но без предварительной работы ума, человек просто не увидит ни в книгах, ни в спектаклях, ни в фильмах, то, что мог бы увидеть.

И, по моим наблюдениям, универсальность травмы в том, что ее внутренний мир описывается разными людьми одинаково. И процесс врачевания идет через узнавание своего внутреннего мира в том, что написал (создал) другой человек и через "впускание" в себя жизненного опыта Другого (справился ли с травмой этот Другой, или не справился, и к чему это привело). Исцеление идет не только через этот механизм.

Я приведу пример письма женщины, пережившей инцест из книги Урсулы Виртц "Исцеление души", которое достаточно сильно потрясло меня именно универсальностью мыслей и фраз - они типичны для любой травмы отношений, которую можно идентифицировать как абьюз (инцест, физическое или психологическое насилие в браке, оставление кем-либо из родителей и т.д.), травмы, которая привела к убийству души. Цитирую не все письмо.
Убийство души (Виртц)
"Дорогой отец!
Сегодня впервые в жизни я хочу обратится к Тебе с письмом. Это письмо Ты никогда не прочитаешь. Но я думаю, когда-нибудь настанет время, и я поговорю с Тобой. Однако, чем дольше я сижу и хочу написать тебе, тем сильнее во мне растет желание чтоб Ты умер. Думаю, до той поры я не буду свободна. Извини, что я говорю так прямо и глобально. Ах да, я же так замечательно проводила время с Тобой!.. Ты еще помнишь, как делал с нами, детьми, рождественские подарки? Я с таким удовольствием об этом вспоминаю. Тогда для меня Ты был великим. Я так гордилась тобой. Ты так много всего умел. [...]

И что Ты сделал с этой дочерью? Так часто я хотела, чтобы в один прекрасный день Ты пришел ко мне и сказал: "Я тебя очень люблю. Я прошу у тебя прощения, я наделал много ошибок. Давай все забудем, и в дальнейшем я дам тебе то, что тебе действительно нужно от отцовской любви". Эти слова я, к сожалению, никогда не слышала из твоих уст, и теперь уже слишком поздно так говорить. Ты не сделал этого и разрушил все мое детство и юность. Возможно, ты думаешь, что дети ничего не чувствуют и все забывают, но это самообман. [...]

Отец, я люблю тебя, но почему ты никогда не любил меня? [...]"

Одним из самых экологичных методов терапии травмы я считаю юнгианскую песочную терапию. И, опять же, на мой взгляд, больше всего может понять и помочь "раненый целитель". Правда тот, который не только был ранен, но и смог исцелится.

original