Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть VI


По материалам книги Вамик Волкан, Элизабет Зинтл "Жизнь после утраты" (Психология горевания)
Жизнь после утраты
СМЕРТЬ В СЕМЬЕ
Как скорбят родители и дети

Праздники и другие семейные события стали важными вехами в процессе горевании: они удостоверяли смерть. Чем больше праздников было без папы, тем больше появлялось подтверждений его смерти, и каждый член семьи все больше привыкал думать об утрате. 1.[...]

Каждая семья особенна, поэтому любое обсуждение последствий утраты в семье должно быть общим. 2. Факторы риска,о которых говорилось в четвертой главе, относятся как к отдельным индивидам, так и к семье в целом. Например, способность индивида к переживанию горя может быть перегружена из-за ряда утрат, то же касается и семьи. Как человек может утратить ощущение Я, когда умирает кто-то близкий, так может подвергнуться опасности и ощущение семейной идентичности и судьбы, когда уходит из жизни важный ее член.
Семейный сценарий возникает из совместной истории, мифов, традиций, предыдущих утрат и личных ожиданий. 3.
Эти мощные силы незримо управляют драмой, в которой назначены роли каждому члену семьи — включая тех, чьи роли тяготят их. Наше поведение в семье, из которой мы происходим, может очень сильно отличаться от того, как мы ведем себя с другими людьми в этом мире. Человек может быть компетентным в профессиональной сфере и при этом быть связанным проистекающей из детства ролью проблемного ребенка. 4.
Процесс горевания требует приспособления к реальности всех тех ролей, которые мы играем в нашей жизни, в том числе ролей, отводившихся нам многие годы назад в наших родительских семьях. Позвольте мне объяснить. Взрослея, все мы при ходим к пониманию себя как людей с различными аспектами идентичности. Я — муж, отец, психоаналитик, американец турецкого происхождения, большой любитель кино, но я так же сын, брат и тот человек в моей родной семье, которому предназначалось занять место моего погибшего дяди.
В психоанализе это называется проективной идентификацией. Она имеет место тогда, когда человек приписывает часть себя другому человеку. 5.[...]

Один член семьи становится своего рода вместилищем для различных аспектов Я другого.[...]

В других случаях проективной идентификации член семьи неосознанно и невольно принимает на себя некую старую роль. Например, мать может решить, не осознавая этого, что ее дочь является копией ее ненавистной сестры.
И мать неизбежно будет соперничать со своим ребенком и будет отказывать ему в любви — точно так же, как она это делала по отношению к сестре. Член семьи может наделяться позитивными характеристиками и рассматриваться как семейный спаситель. (Проективные идентификации не всегда содержат деструктивные элементы.)
Когда член семьи, принявший проективные идентификации, уходит, семейная динамика должна быть пересмотрена. Понесший утрату должен переложить эту роль на другого ребенка либо на брата или сестру или же вернуть себе ту сторону своего Я, которую он некогда спроецировал на ныне утраченного члена семьи.


Тип смерти.
То, как член семьи умирает, и то, как к этому относятся другие, отражается на способности группы к переживанию горя. 6. Внезапная или насильственная смерть являются одними из самых тяжелых для оплакивания, что обсуждалось в четвертой главе. Самоубийство, оборачивающееся для живых чувством вины, стыдом и позором, которые добавляются к факторам внезапности и насилия, чревато для семьи осложненным горем. Не только потому, что перед суицидом семья наверняка переживала стресс, но и потому, что все члены семьи вынуждены бороться с чувством вины из-за того, что они не сделали, чтобы спасти жертву. 7.

Дети, теряющие кого-то из родителей по причине самоубийства, часто верят в свою причастность к несчастью или, по крайней мере, считают себя виноватыми в том, что не смогли облегчить боль ушедшего. Такие родительские заявления, как «ты сводишь меня с ума», получают отклик и могут мучить ребенка на протяжении всей жизни. Утрата родителя по причине суицида также может породить суицидальные намерения у ребенка вследствие неосознанных идентификаций.
Более того — тот, кто предпочитает уйти, провоцирует гнев у тех, кого он оставляет.[...]

Лучше всего оправляются от утраты те семьи, которые отличаются достаточно здоровой структурой (нет чрезмерного количества проективных идентификаций) и устойчивым чувством семейной идентичности. Говоря по существу, переживать горе помогают честные и уважительные отношения, поддерживаемые в семье; каждому члену семьи должно быть позволено изливать свои чувства и задавать вопросы. Идеально, если подробности о смерти узнает каждый член семьи — в соответствующей возрасту форме — и поощряется участие в ритуалах, предназначенных для скорбящих. 8.

Реакции детей на утрату.
Наблюдается единодушие по поводу двух моментов, связанных с утратами в детстве. Из изучения о бессознательном мы знаем, что даже маленький ребенок переживает разлуку как утрату. Мы также знаем, что чем больше у ребенка было совместных переживаний с утраченным человеком и чем лучше ребенок способен хранить в себе психического двойника, тем больше скорбь ребенка будет похожа на скорбь взрослого. 9.
Однако, чтобы понять, как будет реагировать на смерть конкретный ребенок, необходимо учесть множество обстоятельств: возраст ребенка и его врожденную жизнеспособность, надежность домашнего окружения, характер смерти, умение взрослых обеспечить замену и утешение. 10
Но вначале мы должны рассмотреть, как с возрастом меняется способность ребенка воспринимать само понятие
смерти.
До двух или трех лет дети, потерявшие важного для них человека, просто чувствуют, что им недостает чего-то. Это состояние сродни чувству голода. Горе взрослого предполагает освобождение от психического двойника умершего. Но у ребенка в этом возрасте еще не сформировано постоянство объекта (способность создавать и поддерживать психического двойника другого человека), и поэтому горе ребенка не похоже на горе взрослого. Ребенок узнает базовый опыт развития, взрослея в неполной семье или же в неполной семье с родителем, который подавлен горем. Он создаст фантазийный образ утраченного родителя и будет пытаться сохранить его. 11.
В возрасте двух или трех лет ребенок, вероятно, способен с помощью взрослого кое-что понять о смерти — просто потому, что он наверняка видел что-то мертвое: жука, цветок или домашнее животное. Один мальчик четырех лет абсолютно спокойно принял известие о том, что его отец ушел на небо.
Три месяца спустя он был опечален, когда отец не пришел на праздник в его детском саду. А все потому, что мальчик решил, будто нет никакой разницы между небесами и любым другим местом на земле. Неспособность детей понять смерть может выражаться такими высказываниями: «Ты сказал мне, что мама не вернется, но я хочу позвонить ей по телефону».
Детям от пяти до десяти лет смерть видится обратимой и временной, что ведет к своего рода желаемой реальности, от которой неотделимы тайная вера ребенка в то, что важный для него человек не умер. Между пятью и девятью годами ребенок знает, что смерть есть, но не думает, что это может произойти с ним. После десяти лет у детей появляется более реалистичное представление о смерти и ее необратимости.
Реакция детей предподросткового возраста на утрату часто кажется странной, совсем не такой, какой можно ожидать от сраженного горем человека. Ребенок может более явственно проявлять печаль о смерти домашнего животного, чем о смерти члена семьи. С горем, вызванным смертью домашнего любимца, ребенок в силах совладать, поэтому ребенок выражает его. Столкновение со смертью значимого взрослого может оказаться для ребенка слишком пугающим, поэтому бессознательно ребенок отрицает ее и не проявляет признаков печали.
Писатель-романист Брюс Даффи вспоминает, что его семья думала, будто он ничего не чувствовал, когда потерял мать в возрасте одиннадцати лет, будто у него только «дикая, отвратительная наклонность хохотать в неподходящее для этого время».
Похоже, что на уровне бессознательного он не мог выдержать печальных чувств,поэтому, не отдавая себе в этом отчета, заменял их на смех. Происходила полная замена аффекта.

Подростковый возраст
Как говорилось ранее, подростковый возраст является психобиологической репетицией горевания. Подростки,
не осознавая этого, ослабляют свои связи с родителями, переносят свою привязанность на ровесников. Взрослая модель переживания горя устанавливается после успешного завершения подросткового возраста.

Последствия утраты в детстве
Пока ребенок растет, он учится преодолевать различные страхи: страх разлуки, страх телесного повреждения, страх не быть любимым и страх не соответствовать чьим-то ожиданиям. Когда происходит тяжелая утрата, она преломляется в детской психике, становясь драмой развития. Так или иначе ребенок чувствует себя виноватым и может или вытеснить это чувство вины, или увязнуть в нем.
Давайте рассмотрим гипотетический случай Эйба и обсудим возможные реакции на утрату в разном возрасте. Эти сценарии предназначены для того, чтобы показать длительное воздействие утраты в ее наиболее тяжелой форме, а вовсе не для того, чтобы внушить вам, что утрата в детстве обязательно приводит к проблемам в дальнейшей жизни.
Если бы мать Эйба умерла до того, как ему исполнилось два года и он бы научился сохранять ее психического двойника, то позже он создал бы ее фантазийный образ. Не имея замещающего заботливого воспитателя, он, вероятно, стал бы взрослым мужчиной, который постоянно ищет женщин, но не может оставаться верным ни одной из них. Или Эйб впал бы в иную крайность, стал бы чрезмерно зависимым и крепко держался
бы за одну женщину, возможно, старшего его возраста. Если бы мать Эйба умерла, когда ему было два-три года, он мог бы вырасти с чувством, что в нем есть что-то недостойное любви.
В качестве защитного механизма он мог бы усвоить мысль, что имеет право на любовь и внимание каждого. Если бы отец Эйба умер, когда сыну было от трех до пяти лет, то есть на этапе эдипова соперничества с отцом, у Эйба могла бы развиться склонность к конкуренции. Малейший инцидент, как, например, невежливое замечание начальника, Эйб воспринимал бы как вызов. Или Эйб избрал бы иной путь и постоянно искал бы
фигуру отца-покровителя, с которым он мог бы идентифицироваться. В условиях конкуренции Эйб стал бы либо крайне агрессивным, либо избегал бы соперничества, потому что не изжитая эдипова вина заставляет человека воспринимать собственный успех как угрозу другому лицу, как поражение другого, даже как убийство другого.
Когда ребенок подрастает, у него формируется фантазийный образ отсутствующего родителя, который может весьма отличаться от образа родителя, созданного ребенком из полной семьи, вносящего коррективы в ходе реального взаимодействия. Например, ребенок шести лет может идеализировать свою мать, рисуя ее себе исключительно любящей и могущественной. Когда ребенок становится старше, его представление о матери как о сказочной принцессе изменяется, поскольку он начинает видеть ее недостатки и перекраивает, подгоняет по меркам ее психического двойника.
Если мать умирает до того, как у ребенка сформировался ее реалистичный образ, ребенку будет трудно найти кото-то, кто мог бы сравниться с ней.
Очень велика вероятность того, что дети, которые потеряли одного из родителей, еще не преодолев подростковый возраст — и не обрели хороших заместителей родителей, не получили помощи в оплакивании утраты,— станут вечноскорбящими. В такой ситуации родитель превращается в «утраченную нетленность — фигуру, вечно преследующую ребенка и вечно недосягаемую для него. Ребенок-рассказчик в «Домоводстве» Мэрилин Робинсон объяснял: «Моя мать оставила меня, заставив ее ждать, и тем самым привила мне привычку ожидания и предвкушения того, чего настоящий момент в себе не заключает».

Важность хороших замещающих фигур.
Кажется само собой разумеющимся, что ребенок из благополучной семьи с внутренним ощущением любви и безопасности лучше сможет преодолеть кризис, включая и боль утраты. Это подтверждают и наблюдения Анны Фрейд и Дороти Берлингем за лондонскими детьми во время воздушных налетов на город в годы Второй мировой войны. Они обнаружили, что маленькие дети со спокойными, умеющими ободрить матерями или замещающими матерей фигурами смогли избежать нарушений со стороны психики: матери обеспечили безопасное окружение, в котором дети чувствовали себя защищенными, несмотря на то, что мир снаружи сотрясали взрывы. И, наоборот, если мать впадала в панику от бомбежек, ребенок тоже становился беспокойным. 12.
Как показывает ниже приводящаяся история, умение оставшегося родителя адекватно реагировать на утрату
сказывается на том, как ребенок справляется с потерей. Под адекватной реакцией имеется в виду способность переживать горе, утешать ребенка и обеспечивать ему подходящую замену умершего.


Идентификация после смерти родителя.
В идеальном варианте у ребенка двое родителей, с которыми он может отождествляться, и такая идентификация
помогает ему расти и преодолевать различные ступени развития. Если родитель недоступен, ребенок бессознательно создает воображаемый родительский образ для того, чтобырешить задачи роста. Например, мальчику без отца необходимо создать соперника в борьбе за мать для того, чтобы справиться с эдиповой драмой, в которой сын обычно постепенно отказывается от матери и идентифицируется с отцом. Недостаток таких фантазийных образов в том, что они не выдерживают проверки реальностью, как настоящие мать
или отец. Созданные в воображении родители в итоге часто далеки от реальности: они либо идеализированы, либо ужасают.
Анна Фрейд писала о «хронических неудачниках», чей симптом заключается в неспособности хранить свое имущество.
Они постоянно теряют деньги, забывают тетради в школе, а одежду — у друзей, когда приходят к ним в гости. Она отметила два слоя идентификации, имеющих место в таких случаях.
Хронические неудачники пассивно отождествляют себя с утраченными предметами (и таким образом подпитывают свое ощущение потерянности) и активно отождествляют себя со своими умершими родителями, которые оставили своих детей.
Хронические неудачники обращаются со своим имуществом так же, как их родители обошлись с ними.

Предложенной Анной Фрейд описание хронических не удачников напомнило мне заметку о детях израильских солдат, пропавших без вести. Эти дети постоянно теряли свои вещи и, громко плача, перечисляли потери. Когда пропажи находились, дети носили их с собой, выставляя напоказ, и приставали ко взрослым в семье, чтобы те порадовались находке.[...]

Однако сложно делать выводы о реакции человека на травму или давать прогнозы в отношении природной жизнестойкости человека.

СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ
Адаптация и психотерапия

Большинство скорбящих не нуждается в профессиональной помощи, чтобы совладать с горем, и фактически не прибегает к ней. В основном люди просто нуждаются в поддержке окружающих и в такой социальной среде, где бы они чувствовали себя свободно, выражая любые эмоции. Как правило, человеку приносит облегчение знание того, что чувства вины и гнева, а также быстро сменяющиеся реакции отрицания, расщепления и уговоров являются типичными в данной ситуации. Успокаивает и понимание, что переживаение горя — это период сильного душевного волнения, фрустрации, что обычное горе порой бывает весьма причудливо.[...]

Общество может помочь переживающим горе, сняв табу с разговоров о смерти.

Работа с людьми, потерявшими родителей в подростковом возрасте, показала нам, что подростков, переживающих горе, не следует «щадить», но следует побуждать их выражать свое горе и участвовать в похоронной церемонии. 16. Те, кто достиг подросткового возраста, способны горевать, как взрослые.
Реакция детей на смерть зависит от возраста, как об этом говорилось в предыдущей главе. Однако даже маленькому ребенку нужно знать, что горе — это переживание, у которого есть начало и конец. Важно, чтобы ребенок видел, что взрослые погружаются в горе и оставляют его позади. 17.[...]

К сожалению, сегодня в психиатрии модно выписывать лекарства, поэтому таблетки заменяют действительное лечение. Подобный расчет на лекарства обусловлен экономическим давлением и тем фактом, что страховые
агентства не склонны покрывать расходы на что-то большее, чем быстро достигнутый результат. Для человека, страдающего от осложненного горя, применение лекарств является ошибочным. Лекарства заглушают эмоции и затормаживают этот процесс."(c)


_____________________________________________________________________
Прокомментирую этот текст исходя из ситуации абьюза в отношениях.

1. После разрыва отношений абьюза самый трудным является первый год: риски возврата жертвы в абьюз многократно возрастают в праздничные дни - Новый год, дни рождения детей и т.д. Надо знать об этом феномене, чтобы удержатся от возврата в токсичный ад.

2. Абьюз всегда сопровождают подавленные чувства, эмоции и слова. Всегда! Это годами сформированная тактика поведения жертвы - скрывать и от себя самой и от абьюзера истинное положение вещей. Лишь бы не ушел, лишь бы не бил, лишь бы избежать скандала, лишь бы избежать огласки, лишь бы не перестал давать денег на детей и т.д. Разрыв отношений абьюза - это время, когда женщина просто обязана начать говорить. Чтобы не сойти с ума, чтобы осознать происходящее, чтобы вербализовать тот ужас, который сопровождал убийство ее души, чтобы дети смогли справится и с пережитым прошлым, и с гореванием.
А еще для того, чтобы защитится от дальнейшей агрессии абьюзера. Это время, когда поступки абьюзера должны быть названы своими именами: зло растворяется при ярком свете.

3. Для успешного завершения выхода из абьюза и горевания жизненно необходимо зафикисировать все причиненные психопатической личностью утраты. Разобраться со всеми семейными мифами и понять, что стало с вашими ожиданиями (какие были, и какими они стали к концу отношений с абьюзером - вас прилично удивит возникшая разница). Эта работа необходима для того, чтобы психический двойник абьюзера стал совпадать с его реальным воплощением. Это профилактика возвратов, профилактика от любовной бомбардировки - и для вас, и для детей. Когда психологический двойник совпадет с уродцем реальным человеком, вы не сможете "это" любить, вы не будете по "этому" тосковать, вы не дадите ни единого шанса вернутся "этому" в вашу жизнь и жизнь ваших детей. Все что вы захотите - это упокоить этого двойника навсегда и жить дальше - жить нормальной жизнью. Если эту работу проделать качественно, то она закончит страдания, связанные с этим человеком. А этих страданий было очень много - уплачен просто нереальный эмоциональный ценник, но вы смогли остаться в живых.

4. Маска нормальности абьюзера в социуме - это то, что работает против вас в горевании. Так же, как работала эта маска против вас в отношениях абьюза. Верьте себе - только вы на самом деле до конца знаете, что это за человек, что он сделал, и что, в связи с этим вам, пришлось пережить.

5. Проективная идентификация в абьюзе имеет угрожающие размеры. Именно по этой причине утрата "драгоценного" абьюзера проживается, как катастрофа. Что есть зависимость? Любой тип зависимостей в отношениях возникает тогда, когда вы отдали очень много своего, а в ответ ничего не вернулось.
Любовная зависимость возникает потому, что жертва, отдавая огромное количество любви, ничего не получила взамен. Более того, жертву много лет нещадно стимулировали отдавать больше, обещая расплатится по всем счетам, чудовищно меняя правила игры на разных этапах. Жертва предавала себя все больше и больше, отдавая триаднику все больше и больше любви. Не только Стокгольмский синдром не давал уйти, но и эти непомерные эмоциональные вложения, которые страстно хочется вернуть. Это одна из причин возвратов женщины в абьюз. Как и совершенно ненормальная (магическая) вера в то, что психопатологическая личность сможет изменится, надо лишь немного потерпеть и еще больше отдать любви. Да, триадник обязательно изменится, особенно под воздействием большого количества любви и человеческого тепла - он станет еще хуже, чем был!

6. Завершение отношений абьюза всегда проживается, как осложненное горе. Огромное количество накопленного за годы гнева, низкая самооценка, ничтожное самоуважение, вина, жуткая обесцененность и обесмысленность приводят к тому, что ваши реакции на горе со стороны выглядят "аномально". И проживать вы будете это горе так же "аномально". До конца смогут вас понять только те, кто сам прошел через подобное. Верьте себе - с вами все в порядке!

7. Один из первых шагов, который надо сделать после разрыва абьюза - избавится от вины. Никто не виноват, если у другого человека (пардон) дерьмо вместо мозгов и гнилушка вместо души, кроме него самого и тех, кто его воспитал. Это не ваша вина. Как бы вы себя не вели, что бы вы не делали, чтобы вы не говорили - это никоим образом бы не повлияло на поведение абьюзера.

8. Абьюз - это такая форма отношений, в которой вы всегда были лишены честных, уважительных отношений и поддержки. Вам и вашим детям всегда было запрещено изливать свои чувства и задавать вопросы. Измените это после разрыва с абьюзером. Говорите открыто и искренни с детьми о ситуации, о своих чувствах, о своих оценках поступкам абьюзера. Если кто-либо из родственников, друзей, знакомых будут призывать вас к другому поведению - гоните их в шею: вы и так провели много лет в газлайтинге и лжи. Это такой же абьюз - отрицание ваших чувств или чувств ваших детей. (Например - "Это все твои эмоции, дети реагируют по другому, не втягивай их в свои переживания")

9.Дети переживают утрату отношений так же сложно, как и взрослые. Формы проявления этих переживаний зависят от возраста. (Рекомендую книгу на эту тему книгу Эльячефф Каролин "Затаенная боль")

10. Разговаривая о ситуации абьюза со своими детьми вы даете им утешение. Делать это необходимо, формулировки зависят от возраста ребенка. Ваш сын или дочь от таких разговоров получат такое же облегчение, как получили вы, когда нашли объясняющую информацию по абьюзу и психопатам. Необъяснимое - пугает. А страх очень мощное чувство.

11. Если скрывать истинное положение от детей, руководствуясь благими намерениями, ваш ребенок додумает все сам. И абюзер-отец может обрасти нимбом и крылышками. Не жалко, хоть копытами пусть обрастет, но это даст ему возможность использовать ваших детей так же, как он использовал вас.

12. Проживая горе вместе со своими детьми и проявляя заботу о них, вы сделаете их сильнее. Невозможно отменить факт абьюза, невозможно отменить уже нанесенный ущерб, но можно заставить, возникшие не по вашей воле, обстоятельства работать на вас. Научите своих детей горевать, защищаться, покидать токсичные отношения, поддерживать друг друга в трудные времена - это сделает их человечными людьми.

Берегите себя!
Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Ж
Пользователь sirin_from_shrm сослался на вашу запись в своей записи «Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть VI» в контексте: [...] ал взят у в Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть VI [...]
Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Ж
Пользователь arza_zoevna сослался на вашу запись в своей записи «Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть VI» в контексте: [...] ал взят у в Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть VI [...]
"под воздействием большого количества любви и человеческого тепла - он станет еще хуже, чем был" - удивительно! вот и попробуй додумайся до этого в ТОЙ ситуации.

а своим детям, наверное, тяжело о своих чувствах рассказать. будучи до конца в чувствах не уверенной. и страшно, наверное, что-то "не то, лишнее" на них перевесить. у меня детей нет, я чисто гипотетически подумала... и как только можно выживать с детьми после такого?

Edited at 2015-05-30 08:26 am (UTC)