Жертва абьюза: пути исцеления.Часть 3


"Как не следует пытаться лечить глаза отдельно от головы и голову - отдельно от тела, так и не следует лечить тела, не леча душу, и у эллинских врачей именно тогда бывают неудачи при лечении многих болезней, когда они не признают необходимости заботится о целом, а между тем если целое в плохом состоянии, то и часть не может быть в порядке. Потому-то и надо прежде всего и преимущественно лечить душу, если хочешь, чтобы и голова, и все остальное тело хорошо себя чувствовали. Лечить же душу, дорогой мой, должно известными заклинаниями, последние же представляют собой не что иное, как верные речи: от этих речей в душе укореняется рассудительность, а ее укоренение и присутствие облегчают внедрение здоровья и в области головы, и в области всего тела... Пусть никто не вздумает убеждать тебя излечить ему голову с помощью этого лекарства, если прежде он не даст тебе подлечить с помощью заговора его душу. "Нынче, - сказал он, - распространенной среди людей ошибкой является попытка некоторых из них лечить либо одним из этих средств, либо другим" (Платон, 380 до н.э.)

По материалам книги Джеймса Холлиса "Душевные омуты"

"...если человек скажет, что он ошибался, и признает свою вину за совершенный им выбор и его пагубные последствия – это не только будет проявлением мудрости, но и станет единственным путем, который в конечном счете принесет ему облегчение.[...]

Бремя прошлого лишает нас сил и возможности сделать новый выбор.[...]

Для человека, созревшего для подлинного осознания своего чувства вины, переживание признания является очень существенным, оно включает признание ущерба, нанесенного себе или другим. Возможно, сначала человек объективно не понимает причиненного им вреда, но когда он сможет его признать, его сознание должно четко сказать: да, я это сделал, да, это получилось из-за меня, да, я несу за это ответственность. У социопатов и людей с некоторыми психическими отклонениями деятельность Эго нарушена так, что они не могут взять на себя такую ответственность; им остается лишь лгать не только другим, но и себе, периодически проецируя ответственность на окружающих.
Широко распространено ложное представление о том, что психотерапия в основном занимается осуждением родителей или социально-экономических условий, а не решает проблемы, актуальные для человека здесь-и-теперь. Хотя в основном наша личность формируется под влиянием родителей и окружающих условий, сущность терапии заключается в том, чтобы помочь человеку признать свою ответственность за сделанный им выбор, за свою собственную жизнь. Все остальное является увиливанием от состояния истинной взрослости. Такое признание может быть смиренным, даже молчаливым, но дальнейшее отрицание или отсутствие осознания вины привязывает человека к его прошлому, лишая его всякой надежды на изменение. Поэтому большая часть работы в программе «Двенадцать шагов» основана на прекращении человеком отрицания, принятии им ответственности за свою жизнь и, насколько возможно,- на искуплении причиненного зла.
Искупление возможно далеко не всегда. Многое из того, что сделано, исправить уже нельзя.[...]

Если же то, что сделано в прошлом, можно исправить, главное – это признать, что такое исправление имеет смысл лишь вместе с подлинным раскаянием. Иначе произойдет материализация души и в конечном счете мы ничего не добьемся. В большинстве случаев искупление становится символическим и при этом ничуть не менее реальным, оно несомненно представляет собой психологическое возвращение к тому, что хотелось бы исправить.

ВИНА, КАК ЗАЩИТА ОТ СТРАХА
Чаще всего, наверное, даже в подавляющем большинстве случаев, мы называем виной то, что в действительности виной не является в том понимании, о котором мы говорили выше. Чаще всего это связано с ощущением тошноты или ослепления, или с онемением конечностей. Очень важно, что такое ощущение часто вызывает психосоматические симптомы, которые всегда указывают на наличие скрытого комплекса. Признаком активизированного комплекса (который более подробно будет обсуждаться в главе 8) является избыточная психическая энергия человека по сравнению с той, которую требует данная ситуация; в таких случаях у него возникает соматическое расстройство и он переживает свои чувства телесно. Эти телесные симптомы указывают на то, что изменения в психике, которые происходят у человека, не достигают уровня его сознания.
Более того, значительная часть чувства, которое мы называем виной, является защитой против возрастания страха; это побочная реакция на переживание тревоги, с которой чувство вины в тот момент сливается настолько, что перестает от нее отличаться.
Чувство, которое называется виной, зачастую является защитной реакцией ребенка. Ощущение тошноты и внезапного холода – характерные состояния, возникающие у человека при рефлекторных воспоминаниях о детских скитаниях в пустыне родительского неодобрения. Словно при реальном внутреннем побуждении (например, при возникновении импульса гнева) «автоматически тянется рука», похожая на руку управляющего машиной человека, которая гасит это побуждение и этот импульс. Такая рефлекторная реакция может управлять жизнью человека, вызывая у него мучительные страдания от самоотчуждения. Например, чувство вины за сказанное когда-то «нет», по существу, становится защитой от возможного неудовольствия Другого, а потому активизирует огромную эмоциональную энергию.
Такая мнимая вина может появиться из опасений вызвать у других людей обиду, ревность, ярость, вожделение и целую совокупность других эмоций, составляющих содержание Тени. Юнг заметил, что если у человека отсутствует Тень,- а это значит, что он ее не осознает и тщательно от нее защищается,- то этот человек является ограниченным. Большинство из нас воспитывали так, чтобы мы были хорошими, а не настоящими; приспосабливающимися, а не надежными, адаптивными, а не уверенными в себе. Представим себе программу «Двенадцать шагов» для «восстановления хороших людей», в процессе которой человек рассказывает о том, как проявлял искреннюю доброту в последнюю неделю и одновременно сожалел об этом; или же как, решив перестать быть хорошим, он почувствовал вину.
Вина как защита от глубокого страха не позволяет человеку быть самим собой. Она отражает не поддающуюся измерению власть ранних ограничений. И она дает человеку шанс вновь обрести инициативу. В моменты, когда человек ощущает вину, его следует побудить задать себе вопрос: «От чего я защищаюсь?» Как правило, объяснение человека сводится к страху, что реализация принятого им решения кого-то сделает несчастным.
Чтобы стать в реальном мире настоящим человеком, а не эмоциональным хамелеоном, следует определить для себя систему приоритетов; желание доставлять окружающим удовольствие не должно занимать в ней главенствующее место. Страх, поднимающийся из глубины души человека, может захлестнуть и переполнить его, потому что этот страх зародился еще во время чрезвычайной эмоциональной детской уязвимости. Так как энергия никуда не исчезает, а остается в бессознательном, она может прорваться на поверхность с парализующей силой. В такие моменты человек не живет в настоящем, а находится в состоянии детского бессилия. Человек забывает, что с тех пор он стал взрослым, который при сознательном поведении может принимать значимые решения и вызывать у окружающих неудовольствие, если сочтет это необходимым.
Поскольку такая вина является мнимой виной, а не мужественным признанием своей неправоты в отношении окружающих, возможно, человеку вполне достаточно проработать сопутствующий страх, чтобы достичь состояния взрослости. Оказаться во власти чувства вины – значит все еще быть привязанным к своему детству. При осознании природы этого тошнотворного чувства такая сильная привязанность перестает быть бессознательной, а следовательно, приемлемой.
*******************************************************************************

Напишу, как я понимаю этот текст.

Можно бесконечно долго, после любого из видов абьюза, лечить соматические проявления в виде ПТСР и депрессии, если не лечить душу. Душа способна исцелятся, так же, как и тело. И психотерапия - это всего лишь один из инструментов врачевания души. К другим относятся: ведение дневника, сбор информации, общение с так же пострадавшими людьми, художественные книги, фильмы, театр и многое многое другое.
Достаточно большое время уходит на сбор и осознание информации. Наверное так происходит из стереотипа, что психопаты - это дядьки, бегающие по улице с топором за своими жертвами, а твой партнер - он "нетакой". И вот женщина уже свободно оперирует такими терминами, как абьюз, газлайтинг, нарциссическое расстройство личности, идентификация с агрессором - явление теперь имеет описание, и даже признано, что партнер самый что ни на есть - такой...и... женщина упирается в колоссальное, всепожирающее чувство вины.

Первый виток спирали вины - "я что-то сделала не так", пусть он абьюзер, но как-то же мы жили, значит я не дообслужила, не дотянула, не справилась. И здесь только запись ФАКТОВ поступков обеих сторон способна вывести женщину на следующий виток спирали вины: "как я могла так вляпаться", "ведь давно все очевидно и понятно", "ведь звоночки были", "да я такая умница, а тут" и т.д. За этой виной скрывается огромный страх. Я считаю, что это страх признать свою вину перед самой собой, за нанесенный себе ущерб, который возник из-за длительного пребывания в отношениях абьюза.
Этот страх ранее заставлял женщину надеется, что психопатическая личность исправится, или оценит ее по достоинству; заставлял бесконечно работать над собой и усовершенствоваться.
Тем, кто пережил абьюз, надо пережить искреннее раскаяние перед самой собой, признать, что много много раз было совершенно предательство себя самого из-за страха потерять любимого человека, из-за страха столкнуться с ужасными проявлениями Другого, психически нездорового человека. Именно на этом страхе, как на балалайке, много лет играл абьюзер. И тогда появится душевные, энергетические ресурсы, не только определить систему своих приоритетов, но и защищать свою систему ценностей. А это приведет к тому, что прекратится бессознательная, неприемлемая привязанность к нездоровому индивиду, которую он сформировал, манипулируя чувством мнимой вины. Эта мнимая вина базировалась на вашем хроническом чувстве тревоги, которое преследует любого, кто проживает с личностью, имеющей патологию психики. Абьюзер всегда внушает своей жертве чувство вины, но это - мнимая вина.
И, исходя из написанного Холлисом, можно понять, что абьюзер никогда не испытает чувство искреннего раскаяния за содеянное.

Вот он спектр чувств, который проживают люди, попавшие в абьюз.

P.S. то, что я написала не имеет никакого отношения к "самадуравиновата". Я об искреннем диалоге с самой собой; здесь вина, о которой я говорю - реальная вина, как форма ответственности."закономерное развитие личности включает признание соответствующей вины, т.е. принятие на себя ответственности за последствия своего выбора, каким бы бессознательным в свое время он ни был."(с) Дж. Холлис.
"Если задача индивидуации заключается в расширении сознания, никто из нас не может позволить себе легкомысленно ощущать душевный комфорт невиновности" (с)
Никто добровольно, осознанно и осмысленно не выбирал себе абьюз. Но это произошло. И долго не имело описания и понимания. Но если человек знает уже, что с ним произошло, или происходит, то продолжать или нет абьюз - это осмысленный выбор.
Реальная "вина" жертв абьюза - они не имели знаний о таком явлении, не имели представлений о стереотипах гендерного воспитания и возможно еще что-то. Это как врач, который ошибся с диагнозом, потому что ну даже не мог не ошибится - не было знаний о редкой болезни. Я знаю, о чем говорю - далеко не сразу в свое время был поставлен диагноз моему сыну..и это был 13 случай в мировой детской практике. Шансов у многих врачей поставить верный диагноз не было. Но это их вина - не знание законов не освобождает от ответственности. Об этом моя статья.
Берегите себя!
"принятие на себя ответственности за последствия своего выбора, каким бы бессознательным в свое время он ни был"

вот у меня затык с этим.
если жертва абьюза разорвала контакты с мучителем и ходит на терапию, чтобы избавиться от последствий и научиться здоровому общению, то она ведь итак "отвечает" за произошедшее и старается взять контроль над своей жизнью. почему так важно говорить ей о вине на этом этапе?
Не все ходят на терапию..не всем терапия "помогает"... не все осознают механизм того гложущего чувства внутри, которое заставляет перебирать, как бусины, свою мнимую вину за то что напоролась на абьюзера...за то, что раньше не ушла и т.д. я с этим часто сталкиваюсь...
И еще .. есть такие человеки, которым важно разобраться.. понимание убирает страх и исцеляет..я очень боюсь того, что не понимаю..и буду изцчать вопрос досконально.. однажды это спасло жизнь моему сыну.. но учебников медицинских и около того я прочла изрядно)))
Для меня важно понимать, что происходит..построить миропонимание того, что пугает..
Я не думаю, что все люди такие...
Очень сложно было писать эту статью.. несколько раз переделывала..но, на мой взгляд, это важный момент..
спасибо за ответ!
я не в обиде, не хотела вас задеть, но, почему я спрашиваю - я очень силюсь понять эту позицию с ответственностью, мне тоже этот момент кажется важным. и на этом я запутываюсь) буду думать над вашим комментом.
Ой, да Вы меня никоим образом не задели. Я сама боюсь обидеть..я по себе знаю, как остро восприримается все после травмы.
А тема такая - как выбраться..я сижу и выверяю слова, чтобы дополнительно никого не ранить. Это про абьюзеров я не стесняюсь..
И я рада и комментариям, и вопросам, которые возникают.

Если еще раз попытаться с другого угла - "вина" здесь в том, что женщина ничего не знала про абьюз...
"Вина" в наивности и доверчивости.. в недеференцированном подходе к людям, т.е. всех априори считали хорошими, вера в то, что добро и любовь побеждает зло..нас так выращивают, воспитывают. По сути после абьюза мы лишаемся этой наивности и невинности. В сказки верить перестаем. И это хорошо..отчасти.

И вот признав, что мы в этом "виноваты"...в своей наивности и человечности, мы можем взять на себя ответственность изменится. Научится заботиться о себе, научиться ставить свои приоритеты выше, научится диференцированно относится к людям. Т.е. научиться выбирать степень близости - кто-то очень близок, кто-то не очень, а кого-то ни за какие коврижки в зону близости не запустим...
Признание именно этой "вины" приводит к изменениям личности - мы учимся быть другими, не проваливаясь в другую крайность тотального недоверия и подхода ко всем, например мужчина, с меркой, что все абьюзеры. Т.е. если у вас что-то вкрали в метро (ттт) это не значит, что в метро ездят одни воры.


Edited at 2015-06-21 10:01 pm (UTC)
ну, мне не хочется, чтобы вопросы звучали как претензии. вы итак много труда вкладываете...
да, все так, и правда, вещи эти болезненные. трудно различить до конца, наверное, вину и ответственность.
если жертва признает, что была оч.-преоч. доброй к другим и не умела дифференцировано относиться к людям, но опять же, не винит себя за это, просто признает как факт, который не очень полезен, и работает над собой) это значит, что она взяла всю ответственность?
меняться же тяжело, больно, страшно. при этом еще и не провалиться в недоверие - тяжеленький такой квест)

Edited at 2015-06-22 08:46 am (UTC)
Да, Вы правильно поняли, то что я хотела сказать этой записью. Вина - это конечно слишком окрашенное слово.
Спасибо Вам.
Наташа, спасибо, у меня очень отозвалась эта статья. После расставания с прошлым абьюзером я пообещала себе, что больше никому не позволю себя обижать. Сейчас прочитала эту статью, плакала и просила у себя прошения, что снова дала себя в обиду, что не разглядела сразу абьюзера, что некоторое время сознательно терпела и пыталась все наладить из страха потерять любимого человека. Мне стало легче после этого.
Если Вас как-то покоробила эта статья, просто не берите ее в голову и душу.
Заказала эту книжку, спасибо за наводку. И депрессия, и юнгианство мне весьма близки. Вряд ли сатори испытаю, но поговорить на тему с умным человеком всегда ресурсно. Хотя пассажи о "выборе абьюза", пусть и бессознательном (не могу понять это цитата книги или нет) весьма похожи на самый настоящий виктимблейминг либо защитный "внутренний стокгольм", это с какой стороны абьза смотреть. "И в травме есть сила" никто не отменял, однако, будь у нас истинный выбор, мы все предпочли бы получить силу иным способом. Остаётся принимать как есть и двигаться дальше.
Холлис пишет о выборах, любых, независимо осознанно или нет они сделаны (бессознательно)..и о том, что любой выбор приводит к последствиям.
Я пишу, что никто не выбирает осознанно пережить абьюз. Многие люди и слова то такого не знают, даже находясь в токсичных отношениях.
Тут по аналогии - никто не выбирает болеть раком, но это случается. И от ответственности человека за себя в крайней жизненной ситуации зависит, конечно не все, но многое...
Я за путь воина - человека, который будет бится за себя и свою жизнь, даже если шансы на победу мизерны. Даже если его подломило событие так, что нет никаких сил бороться..
Опять же медицинский опыт - в Израиле больного заставлят шевелится. После инфаркта поднимают через сутки, моют после операций, не смотря на швы и трубки, ворочают, садят и т.д. Для меня это было в свое время разрывом шаблона. А сейчас я знаю, что это заставляет жить и бороться.
И конечно Вы правы - силу можно и нужно получать другими способами..но если уж произошло, то надо справляться - для себя и своей жизни.
Спасибо Вам за добрые слова))

Edited at 2015-06-21 09:14 pm (UTC)
И Вам спасибо, что пишите на важные темы.
Если уж брать бусидо как пример для подражания, то там дело далеко не в спасении свой жизни, а в исполнении своего долга, а своя жизнь лишь разменная монета, иногда весьма дорогая. Такое кажущееся обесценивание себя позволяло добиваться фантастических результатов в воинских и боевых искусствах. И от расщипления можно получить пользу. Но не будем отвлекаться на восточные философии.
Я понимаю о чём Вы говорите, о том, чтобы сражаться до конца, а впадать в жертву. Мне это понятно и близко. Буквально недавно обнаружила для себя "побочный эффект" такой проторенной в мозгах дорожки, а именно, для того, чтобы чувствовать себя в нормально и заниматься даже обычными делами, не говоря уж о каких-то прорывах, обязательно нужен источник адреналина как топливо, некий враг или хотя бы конкурент, соперник. Я с удивлением обнаружила для себя этот феномен. Он же объяснил абсолютную мою апатию и "ничего не хочу, ничего мне не надо" в спокойной обстановке. Тем, кто вырос "в окопе", очень сложно понять, что отстреливаться уже не нужно. Просто мозги заточены исключительно на борьбу. Остаётся лишь уповать на их пластичность.