Жертва абьюза: пути исцеления. Бездонный колодец депрессии.


По материалам книги Джеймса Холлиса "Душевные омуты"

"Слово "депрессия" нуждается в пояснении. Так же, как существуют разновидности рака и шизофрении, существуют и разновидности депрессии. Депрессия бывает "реактивной, или вызванной внешними факторами", "эндогенной" и "интрапсихической". Часто эти формы путают между собой, или же человек может испытывать одновременно все три формы депрессии. Задача терапевта заключается в том, чтобы определить, какая форма или какие формы депрессии имеют место в данном конкретном случае.
Реактивная депрессия – это совершенно нормальная реакция на потерю или разочарование.(1) Если человек не ощущает некоторого снижения уровня либидо при неудачном браке, смерти друга или иной значимой потере, вряд ли можно утверждать, что эта потеря была основной в его жизни. Реактивная депрессия становится патологической лишь в том случае, если приводит к серьезному нарушению нормальной деятельности человека или же если ее блокирующее воздействие продолжается так долго, что превосходит разумные пределы.
Источник эндогенной депрессии неизвестен, но в основном он является биологическим. Как правило, такая депрессия передается по наследству, и обычно на генеалогическом древе человек можно найти членов семьи, страдавших такой же депрессией, хотя диагноз наших дальних предков был гораздо менее точным, чем сейчас. Слишком часто такие люди бранят себя за бремя, которое они на себя взвалили и всегда несли, считая его непосильным. Создается впечатление, что, решая повседневные проблемы, которые есть у каждого из нас, им приходится взбираться на крутую гору, тогда как большинство из нас решает эти проблемы на ровном месте.[...]

Депрессия может ощущаться как пребывание в бездонном колодце, но, с юнгианской точки зрения, интрапсихическая депрессия – это колодец, имеющий дно, но колодец так глубок, что до дна очень трудно достать. Обратим внимание, что буквально слово де-прессия означает давить вниз, подавлять. Так что же конкретно "подавляется"? Подавляется, распадается и растрачивается энергия жизни, присущая ей целеустремленность, ее телеология. Хотя этиологию такого подавления не всегда можно распознать, нечто, находящееся у нас внутри, тайно ему содействует. Мы могли бы даже сказать, что и глубина, и продолжительность депрессии зависят от уровня и качества подавляемой жизненной энергии. Одна часть жизни воюет против другой, а мы волей-неволей становимся полем боя. (2)
Мы по-разному переносим свою депрессию. Учитывая то, что нам неизбежно приходится интериоризировать отношения с окружающими людьми, особенно отношения в родительской семье, мы рефлекторно выражаем совокупность представлений о себе и других и отношений с ними. Например, ребенок, у которого недостаточно удовлетворяется первичная потребность в любви, безопасности и поддержке, интериоризирует эту ошибочную, но неизбежную предрасположенность взрослых. У него появляется ощущение, что он недостоин заботы и внимания, ибо, во-первых, наверное, так считают его родители, а, во-вторых, потому, что эти самые ранние первичные отношения становятся для ребенка моделью всех отношений, которые развиваются у него впоследствии, так как люди, заботящиеся о младенце, фактически становятся посредниками между ним и окружающим его внешним миром.
Многие из нас подвержены так называемой "ходячей депрессии" или даже "улыбающейся депрессии"(3). Мы неплохо справляемся с собой, но остающаяся на душе тяжесть не позволяет появиться ощущению свободы, которое тоже является частью нашего странствия. Такая депрессия встречается повсеместно и часто остается незамеченной. Она не дает почувствовать вкус жизни. Человек может скрыто ей содействовать, считая себя неполноценным и не отвечая на вызов, который бросает ему жизнь.
Задача, которая встает перед человеком, погрузившимся в глубину этого душевного омута, состоит в том, чтобы достичь уровня сознания, достаточного для того, чтобы увидеть различия между тем, какими мы были в прошлом, и тем, что мы представляем собой сейчас. (4) С психологической точки зрения, никто из нас не может пойти вперед, не сказав: "Я уже не тот, над кем имеет власть прошлое, а тот, кто делает собственный выбор". Такой человек может осознать, что в раннем детстве ребенок получает не эмоциональную травму, а интериоризирует внешние отношения, на которые он не может повлиять. А тогда он может начать накапливать необходимую ему для жизни энергию, которая раньше тратилась впустую.[...]

[...]
Депрессия в среднем возрасте очень широко распространена. Оказывается, что в это время ложное Я, рефлекторно сформировавшееся как ответная реакция человека на все злоключения, происходящие с ним в детстве, вступает в конфронтацию с его истинным Я, стремящимся найти свое внешнее выражение, и эта конфронтация оказывается необходимой и неизбежной. В таком случае борьба противоположностей переживается как невроз. Люди, которые решили, что не хотят осознавать смысл и причину своих страданий, заходят в тупик в своем развитии и причиняют страдания тем, кто их окружает.(5)

Депрессия в среднем возрасте, а по существу, в любом возрасте, когда человеческая психика стремится расширить сознание или повысить его уровень, указывает на подавление жизненной силы. Стремясь еще больше отделить свое природное, инстинктивное Я от сформированного, реактивного Я, мы становимся злейшими врагами самим себе. Такое искажение природных побуждений вызывает депрессию независимо от того, осознаем мы ее или нет. Поэтому, кроме нормальных колебаний настроения, всякий человек испытывает депрессию. В каждом конкретном случае следует задать себе ключевой вопрос: что означает моя депрессия? Любой "бездонный" колодец обязательно имеет дно, чтобы его увидеть, нам нужно глубоко нырнуть. [...]

Подобно растению, ребенок будет гнуться изо всех сил и даже себя уродовать, чтобы получить тепло и свет.(6) [...]

Зачастую, чтобы выйти из депрессии, нам следует пойти на риск и открыться тому, чего мы боимся больше всего, что препятствует нашему личностному росту.[...]

Таким образом, перед нами сложный выбор: тревога или депрессия.(7) Вняв зову души и сделав шаг вперед, мы можем испытать очень сильную и острую тревогу. Отказавшись сделать этот шаг и подавив душевный порыв, мы испытаем депрессию. В таком сложном случае следует выбрать тревогу, ибо такой выбор – это, по крайней мере, путь, ведущий к личностному развитию; депрессия – это тупик и неудача в жизни.
Кроме того, мы можем испытывать "групповую" депрессию. Оказавшись вместе со многими другими людьми в исторической ловушке половых, социальных и экономических ограничений и до сих пор пребывая в ней, мы убеждаемся в том, что депрессия – это всеобщее явление. Едва скрытую депрессию можно наблюдать в масштабах целой страны (я об этом говорил в Ирландии). Вполне возможно, что если человек живет в то время, когда мифы не созвучны его душе, он может испытывать некую форму культурной депрессии. Если наши социальные роли не соответствуют нашему внутреннему образу, это несоответствие мы часто будем ощущать как депрессию, не считая ее таковой. Очень трудно спуститься на дно колодца, если не знаешь, существует ли оно вообще.[...]

Наша психика использует депрессию, чтобы привлечь наше внимание и указать нам на то, что где-то в глубине нас кроется ложь.(8) Поняв терапевтическую ценность депрессии и пройдя через нее, словно по нити Ариадны, через лабиринт психики, в каком-то смысле можно с ней подружиться. В общем, если бы нам не было больно, психика была бы уже мертва.(9) Боль и страдания – явный признак того, что остается нечто живое, ожидающее нашего призыва снова вернуться к жизни.
Разумеется, при каждом погружении в омут перед человеком встает задача. От него требуется немало мужества, чтобы с должным вниманием отнестись к депрессии, не пытаясь избавиться от нее с помощью медикаментов или отвлечься от присущих ей страданий. У нее есть глубинный смысл, существующий отдельно от сознания, но полный жизни и динамики. Хотя депрессия истощает энергию сознания, эта энергия никуда не исчезает. Она уходит в бессознательное, в "мир мертвых", и, подобно Орфею, который туда спустился, чтобы встретиться с силами тьмы, а может быть, очаровать их, нам тоже нужно погрузиться в глубину, оказаться в депрессии и обрести огромные сокровища своей души. (c)

*************************************************************************************
Мои комментарии.

1. Стресс, особенно затяжной и личностно значимый, — главная причина возникновения реактивных депрессий, поэтому они являются столь распространенными.
Отношения абьюза являются стрессогенными отношениями насилия. За период абьюза партнер агрессора переживает многократные реактивные депрессии разного уровня интенсивности. Самой интенсивной депрессией сопровождается разрыв отношений насилия, не в зависимости от того, внезапным был разрыв или нет, и по инициативе какой из сторон он произошел. Реактивная депрессия - это нормальная реакция психики на насилие и стресс, которая требует оказания помощи (психологической, медикаментозной, юридической, социальной, информационной и т.д.).

2. Чем сильнее была травмирована партнерша абьюзера, тем глубже и продолжительнее будет депрессия после разрыва отношений. Уровень подавленной психической энергии индивидуален. Хотя возможно, с точки зрения клинического (медицинского) подхода к депрессии, переживаемые человеком состояния могут и не носить названия "депрессия". Длительность периода депрессии индивидуальна: говорить о том, что за 1 год или 3 года человек уже должен был восстановится - непрофессионально и неэтично. Когда человек сталкивается с установленными (регламентированными) сроками восстановления, он погружается в дополнительный стыд и вину, считая себя слабым и безвольным. Ни один психиатр, психолог или психотерапевт не имеет инструмента для измерения глубины травмы и уровня повреждающего воздействия травмы на психику конкретного человека. Сроки восстановительного очень разные.

3. Считаю, что люди, пережившие длительный абьюз, неоднократно пребывали в состоянии "улыбающейся" депрессии.

4. Цель тех, кто пережил насилие - создать свою личность заново. Невозможно отбросить прошлый опыт, болезненные воспоминания, но возможно изменить себя и свою жизнь, пережив полностью глубину своего страдания, руководствуясь волей к жизни. Можно построить свою личность, зная чего стоит опасаться, каких отношений обязательно необходимо избегать; собрав свою и только свою систему ценностей; воссоздав систему координат своей личности; познав себя - свои возможности и свои ограничения. Человек не может влиять на Другого против его воли, но он может и должен выбирать нормальные и здоровые отношения.

5. Люди, которые решают свои внутриличностные проблемы за счет других (партнеров, детей, друзей) - инфантильны (имеют незрелую психику). Пытаться разговаривать с ними, как со взрослыми людьми - бесполезная трата времени и сил. Потратьте эти силы на "беседы" с собой - будьте взрослыми с самими собой, не заставляйте сами себя страдать. Надо учится проявлять заботу о себе. Прервать любые контакты с человеком, заставляющим страдать вас и ваших детей = позаботится о себе, по-взрослому. Восстановить уровень своей энергии, уровень своего физического, психического и социального здоровья = заботе о себе.
И здесь нет секретных рецептов. Это набор действий. И я думаю, что прямо сейчас стоит взять лист бумаги и написать три столбика действий.. на ближайший месяц.

6.Те взрослые люди, которые пережили насилие, целиком и полностью осознали причиненный им вред, никогда не будут уродовать себя ради того, чтобы получить немного человеческого тепла. Работа по осознанию - мучительна и причиняет страдания, возможно, даже большие, чем само насилие - приходится осознавать, что насилие причинял близкий человек, которому ты доверял и которого ты любил. Это трудная дорога, но ее надо пройти. Состояние депрессии, энергетической обесточенности вызвано колоссальными затратами психической энергии на принятие и осознание фактов реальности о когда-то близком человеке. Считайте, что вы в последний раз перерабатываете (пардон) дерьмо чужой души, которое перерабатывали (адаптационный механизм) не единожды.

7. Выбор у тех, кто разорвал отношения насилия, невелик - или тревога (принятие реальности и о партнере-абьюзере и о себе), или отчаянная, глубокая, бесконечная депрессия (страх видеть реальное положение вещей, страх перед вынужденными изменениями). Решившись на первое, у вас появятся и силы, и понимание, куда дальше жить, и как это делать.

8. Мы продолжаем оставаться в состоянии депрессии, после осознания реальности об абьюзе, об истинном лице партнера, по причинам: 1. не верим, что наш партнер - чудовище 2. не осознали что-то о себе самой.

9. Если человек не способен чувствовать душевную боль и сострадать душевной боли партнера - он психически мертв. Абьюзеры - психические мертвецы. Они были такими с вами, будут такими с другими. Если вам больно, то вы еще живы, и шанс стать живым и здоровым у вас есть.

Берегите себя!

И как выходить-то из таких отношений? Даже если партнёр абьюзер, всё равно: абьюзер не абьюзер, а живой и, главное, не чужой, близкий, родной уже человек!
Я прекрасно понимаю всё, о чём вы здесь пишете, но не понимаю: как выйти из отношений с абьюзером так, чтобы не утонуть в чувстве вины (партнёр же не поймёт, чего я вдруг решила порвать с ним, когда в предыдущие годы меня всё устраивало; ему будет больно, одиноко, он будет обманут в своих лучших чувствах и потрясён) и второе - как не попасть в такие отношения снова? Ведь и у этого партнёра на лбу не было написано: "Да, я абьюзер, но у меня есть много положительных качеств"; я видела только положительные качества и до сих пор убеждаю себя видеть только их.