Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть V


По материалам книги Вамик Волкан, Элизабет Зинтл "Жизнь после утраты" (Психология горевания)
Жизнь после утраты

ОСЛОЖНЕННОЕ ГОРЕ

Факторы риска
Мы знаем несколько факторов риска, которые могут предрасполагать человека к осложненному гореванию: незаконченные дела того, кто потерял, с тем, кого потеряли; внешние обстоятельства, перегружающие чью-либо способность к скорби: неразрешенные прошлые утраты и эмоциональная система, не выдерживающая расставаний. 1.[...]

Нам необходимы время и пространство для переживания горя: этим, в частности, объясняется наличие обряда похорон в большинстве культур и религий. Похоронные ритуалы адресованы психологической потребности в скорби и запускают ее. После того, как скорбящий вовлекается в планирование похорон, видит тело умершего и вынужден постоянно принимать соболезнования, отрицать смерть становится все тяжелее. Кроме устранения отрицания такие ритуалы полезны
еще и тем, что могут выявить и разрешить проблемы, связанные с переживанием горя.** Например, тому, кому трудно вы брать похоронную службу, гроб или место захоронения, возможно, трудно принять смерть. Сегодня горе усугубляется часто тем, что наша жизнь оторвана от религии или расширенной семьи. Порой мы воздерживаемся от полного переживания скорби из-за характера смерти. 2

Незавершенные дела между понесшим утрату и умершим
Один из явных парадоксов переживания горя заключается в том, что чем более счастливыми и зрелыми были отношения, тем легче с ними расстаться, когда время или потребность развития подталкивают нас вперед. Это не значит, что такие прощания безболезненны: они могут причинять душевные муки. Однако если наши отношения с человеком строились на том, что мы скорее дополняли или зависели друг от друга, а не противоречили друг другу, мы можем излить свое горе в полной мере. Также верно и обратное: чем больше мы зависели от ушедшего человека, тем больше мы нуждаемся в нем для поддержания нашей самооценки и тем тяжелее для нас расставание с ним. 3

Непреодоленные утраты и значимость подросткового возраста
Центральная задача процесса горевания включает в себя адаптацию к лишению или уходу кого-то от нас. 4 В случае непреодоленных утрат прошлого, таких, например, как непережитая до конца смерть родителя, нам будет трудно скорбеть по новой потере. Помимо конкретных и очевидных утрат, следует учитывать утраты, которые у психоаналитиков именуются «утратами роста». Это срывы в нормальном психологическом развитии. Если ребенок вырос в безопасном и любящем окружении, то, вероятно, он получал поддержку, преодолевая критические психологические испытания, такие, как сепарация-индивидуация и эдиповы конфликты. 5 Кто-то однажды заметил, что хорошая мать нужна не только для того, чтобы быть от нее зависимым, но и для того, чтобы зависимость стала ненужной.[...]

Например, у подростка могут быть трудности с отделением от разводящихся родителей, потому что семейные отношения уже пошатнулись и подросток может чувствовать свою ответственность за их поддержание. Точно так же подростку будет трудно отделиться от матери-алкоголички или грубого отца, которые никогда не проявляли к нему в достаточной мере любви и не оказывали поддержки, от которых он никогда не получал достаточно любви и поддержки. 6 При таком ненадлежащем выполнении родительских обязанностей возникают незавершенные дела между родителями и ребенком.


УВЯЗАНИЕ В ОТРИЦАНИИ
Когда кризис горя искажается
Вспомним, что при кризис процесса горевания состоит в том, что тот, кто жив, прибегает к различным механизмам защиты — отрицанию, расщеплению, уговорам,— чтобы избежать столкновения со смертью. Затем, когда до сознания начинает доходить факт смерти, он испытывает вину за то,
что осталось несделанным, чувствует тревогу и гнев — ведь его покинули. Когда кризис процесса горевания затягивается, это, как правило, ведет к застреванию или зацикливанию. 7[...]

Любая подобная зависимость нагружена противоречиями и гневом. Нас злит наша беззащитность перед другим человеком. Любая подобная зависимость от другого человека всегда обременена
амбивалентными чувствами и гневом. 8
[...]

Как правило, гнев сигнализирует о том, что скорбящий начинает принимать факт смерти. Прямо или косвенно мы даем гневу выход и двигаемся дальше.

Отсутствие горя
Наиболее общей формой неразрешенного кризиса горя является стремление отрицать произошедшее и, соответственно, отсутствие горя. В таких случаях мы бессознательно защищаем себя от болезненных чувств, связанных с утратой. 9
Кажется, что мы привыкаем к смерти, разводу или другим переменам, но платим за это тем, что подавляем свои чувства. Важно понять психодинамику отсутствия реакций горя в свете современных табу на выражение сильных эмоций,особенно скорби. Мы прославляем стоиков, традицию Клинта Иствуда и Джона Уэйна — мужчин, чьи лица лишь слегка морщатся от боли перед лицом утраты; они хоронят мертвых, распрямляют плечи, садятся на лошадь и скачут навстречу
рассвету. По сути же такие герои всегда плохо кончают. Отсутствие скорби является эмоциональным эквивалентом отсутствия лечения в случае перелома кости. 10
Психоаналитик Хелен Дойч впервые описала реакцию «отсутствия горя» в ставшей уже классической статье 1937 года. Она высказала предположение, что неспособность горевать возникает из неразрешенной утраты детских лет. Дойч считала, что подавленные эмоции в конечном счете найдут свое выражение. Если недавно понесший утрату человек не плачет, не обнаруживает гнева или боли и производит впечатление процветающего, то наше общество ошибочно оценивает его
как «хорошо переносящего» на утрату. Некоторое время спустя (это могут быть годы), узнав о не относящейся к нему утрате, смерти или расставании, человек вдруг наполняется раздражением, гневом или печалью.
[...]

Такие страдающие от отсутствия горя люди не отрицают факта смерти или болезненной утраты — они просто отрицают эмоции, связанные с ними.[...]

Поскольку такого рода страдания от отсутствия горя внешне выглядят как стойкость, сложно оценить, многие ли из нас используют такую защиту. В третьем томе серии «Привязанность и утрата» психоаналитик Джон Боулби подробно излагает причины отсутствия реакций горя:
«Взрослые, демонстрирующие длительное отсутствие сознательного горевания, в основном самодостаточные люди, гордящиеся своей независимостью и самоконтролем и пренебрегающие чувствами; слезы они расценивают как слабость. Понеся утрату, они гордятся тем, что ведут себя так, будто ничего не произошло; они заняты, деятельны и всем своим видом показывают, что хорошо справляются с произошедшим. Но внимательный наблюдатель заметит, что они напряжены и вспыльчивы. Упоминания об утрате неприятно им, а тех, кто напоминает о ней, такие люди избегают... Естественно, существуют разные варианты этого состояния... Некоторые могут держаться весело, но их веселость несколько наигранна, другие — скованны и слишком официальны». [...]

Параллельно с этим изучалось воздействие длительного стресса на скорость эндокринной секреции, и результаты мистера АА оказались впечатляющими. Его показатель более чем
в два раза превышал обычный уровень, что говорило о наличии физиологических составляющих процесса горевания, несмотря на то, что психологические и поведенческие элементы отсутствовали.

ВЕЧНОСКОРБЯЩИЕ
Когда утрата не имеет разрешения

Вечноскорбящие заняты постоянным пересмотром утраченных отношений, пытаясь найти какое-то
утешение в этом. Но оно не достижимо просто потому, что утрата слишком велика, чтобы смягчиться. В некоторых случаях возможно бесконечное оплакивание. Значение утраты таково, что скорбящий никогда не примирится с ней, как, например, с ужасом Холокоста или жестокой и внезапной смертью ребенка. 11
В течение многих лет после печального события вечноскорбящие обнаруживают такие симптомы, которые, как правило, исчезают в течение года или двух у людей с неосложненным горем.[...]

Степень одержимости бывает различной, у некоторых вечноскорбящих она вытеснена. Многие вечноскорбящие вступают в новый брак и делают успешную карьеру, но часть их энергии пребывает где-то в другом месте.[...]

Вечноскорбящие поддерживают ритуалы, выглядящие как сентиментальная дань умершему, хотя более пристальный взгляд обнаруживает, что отягощенные тревогой взаимоотношения продолжаются.


Противоречивость
Вечноскорбящий хочет устранить утрату и воссоединиться с утраченным человеком, однако при этом ему хочется меньше думать об утраченных отношениях. Таким образом возникает конфликт между страстным желанием сохранить утраченного и стремлением избавиться от него. Как объяснил
писатель Брюс Даффи:
«Правда в том, что мы не хотим возвращения умершего, это наша тайна из тайн и горький источник нашего замешательства. 12 О мама, сколько же лет я непрестанно бежал за тобой и никогда не догонял, проклинал тебя, потому что не мог ни поймать, ни уничтожить тебя как память, бессильный когда-либо обрести свободу».

Когда умерший продолжает жить
К некоторым вечноскорбящим умерший не только приходит во сне: они ощущают присутствие утраченного человека в душе. Это как с детьми, у которых есть воображаемый приятель по играм. Если подобное состояние долго не проходит, ситуация указывает на наличие проблемы. Вечноскорбящий относится к умершему человеку и реагирует на него во многом таким же образом, как и при жизни. Он чувствует его присутствие и даже может ощущать себя носителем его
духа.
Это является результатом неспособности разрешить конфликт, связанный с утратой. Как мы уже говорили, разлука как бы оживляет в бессознательном того, кто жив, психического двойника утраченных отношений. В рутинном переживании горя, включающем воспоминания и процесс идентификации, двойник затихает и ассимилируется.
Таким образом переживающий горе может расстаться с прежними отношениями. Вечноскорбящие же не способны к такому расставанию, и психический двойник становится навязчивым. 13
Присутствие двойника в жизни скорбящего может оказаться весьма значимым. Психоаналитики называют такое эмоциональное присутствие интроектом. Интроект часто переживается скорбящим как не связанный с телесной оболочкой голос, иногда как умерший человек в миниатюре, правдиво
представляющий динамику утраченных взаимоотношений.

ПОГЛОЩЕННЫЕ ГОРЕМ
Нездоровые идентификации

Концепция нездоровых идентификаций может показаться надуманной, но таких примеров много. Например, ребенок, узнавший жестокое родительское обращение, вырастая, сам становится жестоким родителем. Конечно же, взрослый знает, что злоупотреблять родительской властью недопустимо, знает и даже клялся, что никогда не причинит ребенку вреда, но он просто не способен совладать с собой. Дело в том, что он сам вырос в атмосфере, где вторжение в личное пространство и агрессия были частью родительского отношения к нему.
До тех пор, пока он не сможет изжить проистекающую из детского опыта идентификацию, цикл будет повторяться, несмотря на самые лучшие сознательные намерения. [...]

Отметьте здесь разницу между психологическими схемами вечноскорбящего, с одной стороны, и поглощенного горем, с другой. Вечноскорбящий постоянно проигрывает отношения, сохраняя границу между собой и утраченным другим нерушимой, четко определенной. Поглощенный горем, проводящий нездоровые идентификации, утрачивает эти границы.

Когда горе оборачивается депрессией
Ясно без слов, что депрессию вызывает комбинация многих факторов: психологических, физиологических, биохимических, генетических и психосоциальных. Здесь я сосредоточусь на депрессии, возникающей из-за неразрешенного горя. Людей, страдающих от такой депрессии, я называю «поглощенными горем».В моих целях достаточно будет повторить утверждение Дэвида Хокин
са (David, Hawkins, 1985), психоаналитика, который провел оригинальное исследование взаимосвязи депрессии и сна. Согласно Хокинсу, депрессию нельзя связать с какими-то одной-двумя отдельными причинами, скорее это завершающий поток, в котором сливаются несколько базовых отклонений. Хокинс сравнивает депрессию с diabetes mellitus, который вызывается рядом различных нарушений, ведущих к неэффективному функционированию системы обмена углеводов
и влияющих на наличие инсулина в организме. Хокинс замечает, что психосоциальные проблемы также играют роль в появлении депрессии. Я бы добавил, что и внутрипсихическая организация человека (психика) так же играет роль, и что это внутрипсихическое давление обычно связано с опытом утраты. Очевидно, что кроме смерти депрессию вызывают многие другие психосоциальные и внутрипсихические события. Если преобладают биохимические и физиологические факторы, то говорят, что депрессия вызвана непсихологическими факторами. Однако когда такие пациенты проходят анализ, психоаналитики всегда обнаруживают, что психологические факторы переплетаются с физиологическими.
У поглощенных горем нет ощущения, что источником их проблемы является неразрешенное горе. Такой процесс известен под названием «полной идентификации». [...]

При неосложненном горе идентификация, наоборот, осуществляется избирательно, и близкие
люди покойного приписывают себе достойные, обогащающие их черты умершего.[...]

Депрессия — это невыраженный гнев, обращенный вовнутрь. Поглощенные горем направляют внутрь себя как гнев, который они адресуют утраченному человеку, так и вызванную этим гневом вину. Главный вопрос работы горя — сможем ли мы примириться с утраченными отношениями, перестать проигрывать их и двинуться дальше — оказывается мучительным для поглощенных горем. 14. Он становится вопросом «А стоит ли жить» — как у шекспировского Гамлета, наиболее известного литературного героя, поглощенного горем." (с)

_____________________________________________________________________
Прокомментирую этот текст исходя из ситуации абьюза в отношениях.
1. Отношения абьюза сильно раскачивают психику: пресловутая истеричность женщины есть ни что иное, как реакция психики на насилие. При завершении абьюза агрессор делает все, чтобы вину за неудавшиеся отношения целиком и полностью взяла на себя жертва. Если отношения разорваны по инициативе абьюзера, имеет место травматичное завершение отношений: как правило жертва пребывала в неведении, что партнер "давно что-то, хрен знает что, терпел", "встретил любовь всей своей жизни", "никогда не решал женится на ней и тем более заводить общих детей", "жил с ней из жалости" и прочие приятности, которые, уходя, говорит психически больной человек жертве. Если отношения разорваны по инициативе жертвы, абьюзер мстит, говоря еще более весомые "аргументы" о качестве личности партнерши: "ты никому вообще не нужна", "ты психически ненормальная", "я пущу тебя по миру", "я заберу детей", "ты жирная", "ты страшная" и т.д.
Если это были брачные отношения, то всегда имеются незаконченные дела, решение которых абьюзер осознанно затягивает. А если жертва их решает, то абьюзер истерит так, что у жертвы часто наступает паралич от страха.

2. Партнерша абьюзера долго не может начать оплакивать завершившиеся отношения: из-за газлайтинга, из-за затягивания абьюзером фазы кризиса горя, из-за надежды расщепленного Эго, что агрессор одумается и все исправит. Смерть отношений абьюза такая же аномальная, как и сами эти отношения.

3. Патриархальное общество, гендерные стереотипы и сам абьюз способствуют тому, что личная идентификация женщины напрямую зависит от абьюзера. Когда такие отношения завершаются, женщина сталкивается с ситуацией поиска ответа на вопрос: "а кто я есть сама, без своего жуткого партнера?". Женщина испытывает давление общества, социальных норм и установок, экономическое давление. Если женщина к моменту разрыва отношений подошла в статусе домохозяйки, или работающей "на булавки" - она попадает в ситуацию не только личностной катастрофы, но и социальной. Выбраться из этого очень сложно. Но возможно, если не запущены необратимые процессы в психике. Социальное тело восстановить проще, чем психическое и физическое.

4. Жертва токсичных отношений имеет очень большие сложности с адаптацией к уходу абьюзера из жизни. Годы, проведенные в отношениях насилия сказываются на физическом здоровье, социальных навыках, на психо-эмоциональных реакциях. Восстановление такое же сложное, как у многолетних алкоголиков, нашедших в себе силы завязать. И основной рецепт тут такой же, как и у них: "ни грамма алкоголя токсичных отношений, иначе - смерть (и физическая, и духовная). И в том и другом случае требуется сильная, регулярная и непрекращающаяся поддержка извне.

5. Я считаю, что триадник не мог вырасти в психически здоровой семье. Его психологическое развитие - аномально; оно, в принципе, не произошло. Триадники не способны горевать сами и их просто выбешивает горюющая жертва. Как они нам кажутся ненормальными, так и мы - ненормальны для них. Параллельные реальности. В защиту жертв триадников скажу, что этих "нормальных" на планете все таки меньшинство. Поэтому вопрос, что есть норма не является открытым - заповеди в Библии и других духовных книгах написаны человеческими страданиями. Поведение и поступки триадников - не норма, патология.

6. Детям абьюза надо говорить правду и только правду о ситуации. Позиция, что у каждого свое видение ситуации - безответственна. Она подписывает детям абьюза гарантированный билет в отношения насилия во взрослой жизни. Женщина, жертва абьюза, должна быть достаточно смелой, чтобы взять на себя ответственность назвать вещи своими именами. Даже, если есть риск услышать потом обвинения в свое адрес от повзрослевших детей, что "папочка нетакой". Такой! И стыдно должно быть за это ни женщине и детям, а мужу-папочке - абьюзеру.

7. Абьюзер усиленно затягивая фазу кризиса горя, не дает перейти вам на этап горевания. Он делает так не потому, что раздумывает над отношениями, или хочет изменится. Нет! Цель тут только одна - разрушить ваше будущее, заставив снова и снова тосковать по нему, грандиозному. И умолять его позволить вам снова его обслуживать. Делается это для того, чтобы иметь вас про запас, вдруг чего приключится: и тогда с лживыми рыданиями и объяснениями вас можно убедить, что все что вам причинили - это его страшная ошибка и он хочет ее исправить. Здесь нет никаких чувств, только холодный и циничный расчет.

8. Если вас мучает вопрос - абьюз ли вы пережили, или нет, то именно наличие сильнейших амбивалентных чувств является маркером и неоспоримым доказательством того, что был абьюз. Если вас качает утром в "люблю не могу, хочу быть вместе", а вечером "ненавижу, тварь жестокую" - был абьюз.

9. Стоит оставить любую мысль, что абьюзер переживает потерю вас, детей, семьи. Триадники не горюют, потому что не испытывают чувств, они их симулируют и с вами, и с любой другой партнершей. Даже их крокодиловые слезы лживы. Так как они сами не испытывают чувств (кроме зависти, злобы и ярости), они отрицают наличие чувств у других (ярость, злобу и зависть они вам приписывают, даже если у вас их нет).

10. Утешительное. Психологическая аномалия триадников ищет выход, как и любая травма. Они бесконечно будут отрицать свою психопатологию. Выплески их травмы наиболее ярки в возрасте около 35, около 45. В 45 выплеск очень жесткий, потому что, по сути, это последняя попытка психики справится со своей болезнью. Дальше психопатические личности успокаиваются. Выход травмы пойдет на уровень соматики - алкогольная аддикция, хроническая фоновая депрессия, проявляющаяся через вынос мозга домашним своим занудством. Это моя аналитическая гипотеза и наблюдения.

11. Абьюз можно приравнять к Холокосту - это Холокост (убийство) души. Абьюзер формирует дикую зависимость, а механизм тут простой - жертвой вложено столько, что хочется вернуть хоть крупицу. Разрушая самооценку и самоуважение своей жертвы через определенные процессы обезличивания, абьюзер формирует доминантную установку в голове жертвы о его сверхценности. Даже спустя годы жертвы абьюзера, не проработав отношения насилия, сожалеют об утрате "прекрасного мудака мужчины" и чувствуют вину за разрыв отношений.

12. Правда в том, что мы не хотим возвращения умершего, это наша тайна из тайн и горький источник нашего замешательства.

Распечатайте эти слова крупным шрифтом и повесьте на видном месте! И каждый раз, когда приходит тоска по абьюзеру, принимайте факт того, что ваша личность не хочет быть уничтоженной психопатом! Вы не хотите, чтобы он и его ад вернулся в вашу жизнь! Вы и так, чудом спаслись, с огромным трудом пережили все, что вам причинили! А ваша тоска - есть ни что иное, как зов бездны, зов безумия психически больного человека! Это не ваш зов!

13. Не позволяйте абьюзеру сделать вас ни вечноскорбящим, ни поглощенным горем человеком. Как я писала выше, он делает это с вами, имея циничный и холодный расчет поюзать вас еще раз, в случае необходимости. "Упокойте" психологического двойника, через разрушение ментальных схем, загруженных в ваш мозг абьюзером-газлайтером.

14. Вы сможете примирится с утраченными отношениями абьюза, потому что вы утратили отношения, уничтожающие вас!

Берегите себя!
Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Ж
Пользователь sirin_from_shrm сослался на вашу запись в своей записи «Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть V» в контексте: [...] Оригинал взят у в Почему жертва снова и снова возвращаться в абьюз? или Жизнь после утраты. Часть V [...]
Фемина, спасибо за цикл "Жизнь после утраты"! Для меня это важно сейчас. Отправила ссылки своей подруге, она очень долго и тяжело переживает развод со своим перверзным мужем (он после этого развода женится уже в третий(!) раз, она воспитывает дочь подростка и ее сильно беспокоит, что он начал "поджирать" дочку, звонит ей соловьем заливается как он ее любит, зовет на выходные в гости, обещает подарков, а потом пропадает не берет трубку, а когда девочка дозванивается, то ледяным тоном говорит: "Я занят, сам перезвоню как смогу!" и так по кругу).
У моей подруги сердце рвется, она не знает что делать, читает журнал Тани Танк, журнал о триадниках Сирин, сегодня вот отправила ей ссылки на Ваш журнал.
Вот же сволочь! У взрослого человека хоть мозг уже сформирован, а у ребенка же будет на всю жизнь травма.
Да и ресурсов, чтоб психологически сепарироваться, еще нет.

Я сама - дочь такого урода: на людях заливается "моя дочечка, так люблю!", а по жизни - совсем другое, что требовалось "благодарно принимать".

Знаете, есть такая сказка-страшилка про человека, который умер, а потом вернулся, как упырь, чтоб утянуть невесту с собой в могилу.

Цитируя П.Гавердовскую "Если ушел - умри". Полезно было бы сменить телефон, а для девочки... Да, лучше всего - понять, что папа умер, это упырь звонит с того света.
(Я лично своего отца в детстве представляла, как Волка из "Ну, погоди" или из "Красной Шапочки". Он врет и преследует, чтобы съесть, вот и всё).
можно вопрос по пункту 4? который про ни грамма алкоголя.

получается, если после абьюза ты живешь в нездоровом окружении - ну там, с друзьями-соседями, которые обесценивают твои чувства или являются созависимыми людьми, или с квартирной хозяйкой, которая хочет повластвовать и т.п. - это всё мешает восстановлению, так получается? это отбрасывает тебя назад?
как бы, толерантность к токсичному теперь на нуле и то, что раньше ты переносила более-менее нормально, теперь намного губительнее для тебя?
это поэтому ты всё острее ощущаешь, всё нездоровье в отношениях??